"Мы хотим, чтобы в магазинах была качественная продукция!"

14 июня Новичихинский райком КПРФ провел в райцентре митинг, посвященный проблеме падения закупочных цен на молоко. Эмоциональные выступления селян сопровождались оправданиями районной администрации, представители которой также пришли на площадь перед местным Домом культуры.

Всего в акции приняли участие более 100 человек, в том числе гости из Волчихинского, Егорьевского, Поспелихинского, Рубцовского районов, что говорит, в том числе, о масштабе «молочной проблемы». 

Еще в 2020 году эксперты отмечали, что объем невостребованной молочной продукции в Алтайском крае стал рекордным за 13 лет, связывая с этим значительное падение закупочных цен на молоко. В этом году ситуация с ценами повторяется, несмотря на вмешательство Федеральной антимонопольной службы и заверения представителей краевых властей, что падение цен носит «сезонный характер». А ведь ценовой демпинг уничтожает молочное животноводство в крае. С 2015 по 2020 годы поголовье крупного рогатого скота сократилось с 348,4 до 291 тысячи, а производство молока упало с 1400 тысяч тонн в 2016 году до 1200 тысяч тонн в 2020 году.

Выступившие на митинге напомнили и о тех ценах на молоко, которые складывались задолго до пандемического года. Так, житель села Лобаниха напомнил:

– В декабре 2018 года резко поднялась цена на шесть рублей и она держалась у нас весь 2019 год. С колебанием не больше, чем на рубль. Но уже начиная с первого апреля 2021 года, закупочная цена на молоко резко упала до 15 рублей. Нам говорят, что это из-за пандемии, и что спроса нет на продукцию. Но почему-то ГСМ дорожал, сельхозотходы дорожали и подорожали они на несколько процентов, считай в два-три раза! Сено подорожало очень сильно. А цены на молоко упали! Говорят, спроса не было! У меня тогда вопрос: «А почему в магазинах сельхозпродукция не дешевела?». А только все дорожает и дорожает. Дорогие друзья! Государство начинается с села. Вот как у нас творится, я хочу сказать, безобразие – так и во всей стране! Мой отец приехал осваивать целину! А что сейчас происходит в селе? Мы производим продукты, и нужно сказать нам «спасибо», что мы не бросаем это в самых сложных условиях!

26 мая мы собирались в администрации, чтобы решить проблему с молоком. Но какова помощь от районной администрации? А нас не один и не два. У нас около 100 дворов, которые держат скотину. Но нас не слышат, нас не поддерживают!

Другой выступающий напомнил, как раньше поддерживали личные подсобные хозяйства:

– При советской власти излишки сельхозпродукции с личных подворий принимали от населения. Хотя это были не все члены колхоза. Среди сдатчиков были буквально все, кто жил в селе! Эти излишки принимал колхоз. Он за них потом выплачивал деньги. Колхоз также давал лошадь, чтобы стадо пасти. А сегодня мы предоставлены все сами себе. Пастуха найди, лошадь найди, за все это заплати. Сено неизвестно какое будет в этом году. За него тоже заплати! За отходы заплати.

Вот дайте информацию, сколько ежедневно вывозится молока из нашего района ежедневно? Если просто прикинуть: в Лобаниху приезжают две машины и уходят каждый день полные. Сколько у нас сел в районе и сколько выходит машин с молоком? А колхозов сколько? Всего три. Получается, что личные подворья дают молока наравне с колхозами. Но для нас закупочные цены понижают, да еще и говорят помалкивать.

Беды селян множатся с каждым днем, что не может не сказаться на перспективах деревни, отмечали в выступлениях ораторы:

– А сколько всего населения-то осталось в сельской местности? Мы вымираем. Все бегут в город. Потому что дети видят, какое отношение к их родителям. За копейки работают, а поддержки нет… Никто не хочет быть на стороне крестьян, услышать нас, понять. Мы же никому не враги. Мы хотим, чтобы в магазинах была качественная продукция, чтобы дети наши жили в селах, чтобы села процветали!

Практически в каждом выступлении было возмущение бездействием властей, которые ничего не могут сделать с закупочными ценами, не могут воздействовать на перекупщиков, чтобы они заключали договора:

– Если договора не хотят заключать, то мы задаем вопрос районной власти. На каком основании вывозится молоко из района? Почему договора не требуют с перекупщиков? Нам заявляют, что ничего не могут поделать, не могут идти против закона. Ну, тогда говорите, что закон надо менять! Обращайтесь на краевой уровень, на федеральный.

Раньше сельхозуправление знало, как крестьянская копейка тяжело зарабатывается! А теперь сидят в кабинетах в креслах и указывают, стуча по столу: «Что вы кричите!?» Да, кричим, потому что уже наболело! Нам говорят: «Так вы бастуйте!». Так вот если бы вы, вся администрация, с нами побаставали! И мы бы посмотрели, как вы запоете.

Много вопросов на митинге было по поводу качества молока, сдаваемого крестьянами и поступающего в торговые сети:

– У нас постоянно, когда сдаем молоко, его проверяют на жирность. А вот если бы в магазинах проверяли не вот этот «молочный продукт», а именно то, что подписано словом «молоко»? Вот бы заинтересовались, проверили. Ведь ни жирности, ни белка не найдете! Конечно, цена нас не устраивает, когда за качественную молочную продукцию мы получаем копейки, а торговые сети наживаются на фальсификатах. И ситуация будет еще хуже. Если сена будет мало, то цены на него взлетят. Весна у нас была холодная, значит сена будет мало. Хуже, чем в прошлом году. Выводы делайте сами.

Выступившим попробовал ответить глава Новичихинской районной администрации Сергей Ермаков:

– Уважаемые участники сегодняшнего мероприятия. Дело в том, что инициативная группа была у меня. Я их принимал в кабинете полтора часа, разговаривал. Потом намечены были все непосредственные мероприятия, которые мы должны выполнить. Мы вместе обсудили и встретились в понедельник. Пришло в три раза больше, чем сейчас. Хотел бы сказать, что не надо противостоять друг другу. Труд сельчан мы знаем не понаслышке. Не понаслышке понимаю, что это такое. Это адский труд день и ночь, без выходных, без проходных. И нас это возмущает, когда сегодня молоко стоит, как газированная бутилированная вода. Это, конечно, возмущает всех. И не случайно мы сегодня собрались и обсуждаем этот вопрос. Но в свое время мы сказали: «Будет рынок, давайте перейдем к дикому рынку». Но дикий он или не дикий, но, тем не менее, этот рынок регулируется законами Российской Федерации. Я четыре часа говорил, что всего три момента есть. Первый момент: работать в правовом поле! Согласно гражданско-правовым отношениям, согласно Гражданскому кодексу Российский Федерации заключать договора. Мы в прошлом году дали договора. А выясняется, что 70% работают без договоров…

(Крики из толпы: «Они не дают нам договора!»)

… А остальные – с фиктивными бумажками, где нет самых существенных условий договора – цены. Если бы сегодня был договор, то вопроса цены не было бы. Я не буду дальше останавливаться.

Второй момент есть: реализовывать свою рабочую силу. И третий вопрос, по которому мы работаем. На базаре есть сейчас два покупателя молока, не буду говорить кто. Третьего удалили. Надо действовать. Я встречался с руководством молочного завода. Мне сказали: «У нас переизбыток на сегодняшний день. Два с половиной года мы не повышаем цену».

За это время мы написали в прокуратуру, в управление перерабатывающей промышленности. Мы обратились в антимонопольный комитет. Я был в четверг у руководителя антимонопольного комитета Степана Поспелова. Разговаривал с ним более двух часов. Про этот митинг знает. Лучшие пожелания передал. Будет добиваться!..

(Смех в толпе). 

…Я веду и буду вести эту работу! Если не будем работать в правовом поле, то так и будем собираться и просто митинговать!

Крики из толпы:

– Я спросила с приемщицы про договор! Она мне сказала: «Какой договор? Никакого договора тебе не будет! Они не подпишут их никогда!

Глава района возвращается к микрофону:

– Все это есть. Все договора с банками и микрофинансовыми организациями заключены! Здесь нужно заключать другие решения?

Крик из толпы:

– Какие другие решения?

Глава района не ответил...

То, о чем не смог сказать действующий глава района, в своем выступлении раскрыл первый секретарь Новичихинского райкома КПРФ и бывший глава районной администрации Алексей Штаб. Алексей Алексеевич отметил, что даже те договора, которые в качестве образца предлагают сегодня власти, не отвечают интересам крестьян. Во-первых, в них также расплывчато  определяется размер закупочной цены на молоко. Так, предлагается уплачивать сдатчику «не менее 83% от цены, утвержденной закупщику молокоперерабатывающим предприятием». А каков размер этой цены не понятно. Во-вторых, предложенный проект договора не является трехсторонним соглашением – районная администрация в нем вообще никак не фигурирует. 

К собравшимся обратилась Наталья Зимина из Волчихинского района:

– Хочу сообщить, что у нас 6 июня проходила встреча с депутатом краевого Законодательного Собрания Марией Прусаковой. Вы знаете, за последние годы было на таких встречах мало людей. Но таких встреч, как прошли у нас, раньше не было. Мы сами не ожидали, что зал будет переполнен и люди встанут в проходе и в коридоре. Вопросы были самые актуальные, в том числе и по молоку. Положение у нас такое же, как и в Новичихинском районе. Договора у сдатчиков есть, но они никак не отражают интересов молокосдатчиков, не фиксируют цену. Закупщики работают в сговоре. То есть, если ты недоволен ценой на молоко, то другому сдатчику товар сбыть не сможешь. Получается какая-то крепостная зависимость крестьян от перекупщиков.

Могут этому владельцы личных подсобных хозяйств что-то противопоставить? Да, могут. Для тех, кто вошел в кооператив, цены летом не падают. Такой кооператив у нас создан в селе Вострово, и у них только держится цена. Потому что там люди получают дотации от завода.

Для жителей деревни цены на молоко – вопрос выживания. Это единственный источник дохода. Всю зиму проходили за животными, навоз провозили, корм скормили, а когда хотят получить за это какую-то копеечку, то в итоге сливаете молоко перекупщикам «за так».

Вот такое мое предложение: требуйте заключения договоров, где будут отражены и интересы крестьян, где цена будет зафиксирована. Помогать в этом должны власти, депутаты, которых мы выбираем. Помогать не словами, не отписками, а делом. Поэтому единственное мое пожелание: в сентябре прийти на выборы и сделать правильный выбор, а не отсиживаться дома. Чтобы власть потом стояла за ваши интересы, а не самоустранялась, как это получается сегодня.

В завершение митинга единогласно была принята резолюция, которую зачитал Владимир Краутер, первый секретарь Поспелихинского райкома КПРФ, экс-глава Поспелихинского района.

Пресс-служба Алтайского крайкома КПРФ

Назад ко всем новостям
Подписывайся на свежие материалы

Отправляя данные вы соглашаетесь сПолитикой конфиденциальности

Материалы по теме

Пресечь незаконный сбор и принуждение к сбору подписей!
30 июля 2021
Женщины и выборы
30 июля 2021
Администрация Бийска: "На пикет - только в один гайд-парк!"
26 июля 2021
Антон Арцибашев: "Нам не дают проводить агитационные публичные мероприятия на улице, ссылаясь на ковид"
26 июля 2021
Пикет в Рубцовске в рамках Всероссийской акции протеста
25 июля 2021
Программа КПРФ на выборах в Алтайское краевое Законодательное Собрание 19 сентября 2021 года
23 июля 2021
Бийску нужен трамвай!
23 июля 2021
Целый район или город "исчез" в крае за полгода
20 июля 2021
Ю.В. Афонин на встрече с активом КПРФ и ее союзников в Горно-Алтайске: «В реальности на этих выборах будут бороться две силы – КПРФ и «Единая Россия»
19 июля 2021
Крестьянство как класс
19 июля 2021